Владимир Николаевич Щенников З-81

"Пришла и говорю"

В стародавние времена советские военные специалисты и переводчики должны были за границей в "стране пребывания" не только "обучать и тренировать", но и под страхом досрочной высылки на Родину "высоко нести… и свято блюсти…". И за их поведением - кто не знает - присматривали партийные и комсомольские (пардон, - "профсоюзные" и "физкультурные") органы. Был еще и "молчи-молчи", оберегавший нас от происков вражеских разведок и следивший за тем, чтобы мы не давали повода этим самым вражеским разведкам вдруг избрать нас в качестве объекта своих грязных поползновений. К сожалению, не всегда получалось высоко, иногда роняли и не блюли, но уж во всяком случае, старались особо не хвастаться своими похождениями, а тут случилась такая история…

Новая группа военных специалистов и переводчиков прибыла в благословенную страну Африки - Замбию. Туземцы там разговаривали на многих иностранных языках, в том числе и по-английски. Кое у кого из офицеров-зенитчиков возникло весьма похвальное желание выучить этот язык Чосера-Шекспира и М. Юмбы и президента К. Каунды.

Один из них, Виктор, попросил меня помочь ему. Мы с ним занимались без особой системы, а если еще точнее, то - через пень-колоду.

Затем меня перебросили в другую группу. Я уехал из столицы. Вернулся в Лусаку с оказией примерно через месяц-полтора, встречаю Виктора, он приветствует меня на английском языке, я отвечаю, что, мол, тоже "glad to see you", он продолжает непринужденно изъясняться все на том же английском, я отвечаю, и так мы беседуем минуту, две, три…, я первый не выдерживаю, перехожу на русский и, удивленный, не спрашиваю, а буквально вопрошаю, каким, мол, образом удалось ему за такой короткий срок, так здорово выучить английский.

Явно довольный произведенным эффектом, он сначала делал реверансы в мой адрес, что это я-де такой хороший учитель, дал ему первоначальный толчок, привил любовь не к такому великому и могучему, но тоже приличному языку, вспоминал свою родословную, а у него, оказывается, внучатая прабабушка по материнской линии служила горничной у какого-то шотландца в Питере, и знание английского языка теперь у Виктора заложено на генетическом уровне.

Завершая свои пространные объяснения о методике ускоренного изучения английского языка в условиях, приближенных к боевым, Виктор добавил:

- Да, и вот еще что! Общаюсь, конечно, с местным населением.

Он помолчал немного и продолжал:

- Вот вчера – стою у окна своей комнаты в отеле, смотрю, идет внизу вся такая из себя – тонкая и звонкая (нужно добавить, и шоколадная) - и вверх смотрит на окна. Я ей помахал рукой. Она улыбнулась, помахала мне в ответ и пошла дальше. И вдруг через минуты – две, - стук в дверь. Открываю, а это она. Ну, сам понимаешь, пришлось ее пригласить к себе. Посидели, поговорили по-английски, у меня еще водка оставалась из Союза…. А потом она сказала, что еще придет.

При этих словах у меня возникли кое-какие смутные подозрения, и я задал уточняющий вопрос:

- А что именно она произнесла по-английски, когда говорила тебе, что еще придет? Помнишь?

- Ну, она сказала: "Oh, yes! I am coming![1]

Комментарии, как говорится, излишни. Пришлось мне прочитать Виктору лекцию по семантике синтаксических конструкций.



[1] come гл. 1) а) подходить, приходить б) … е) сл. испытывать оргазм, "кончать" (иногда в сочетании с off) - "LINGVO 6.0"