ПРЕДАННАЯ ВОЙНА

(К 30-летию ввода советских войск в Афганистан)

У нашего многонационального народа России в истории было много войн, много драк. Афганская война – очередной маленький эпизод в этой длинной веренице. По прошествии времени многое теряет свою жизненность, - ничто на месте не стоит, стирается память людская, меняется обстановка, уходят в мир иной люди, непосредственные участники тех или иных событий. Может, если все так заранее предопределено – и не стоит придавать значение этой войне, в которой мы участвовали непосредственно без малого 10 лет – с 27 декабря 1979г. по 15 февраля 1989г., а косвенно - и того больше? Говорить об этом стоит, чтобы знать. Недалеко ушли в прошлое те времена, когда в силу идеологической зашоренности в нашей стране всё было закрыто, и единственной точкой зрения могла быть только точка зрения газеты «Правда». Поэтому в тех условиях почти всё, что делалось в Афганистане в первые годы нашего пребывания там, было скрыто от общественности или же выдавалось под цветистым соусом: мол, мы там сажаем деревья, да оказываем помощь мирному афганскому населению. Даже в официальных сообщениях – «похоронках» - запрещено было говорить, что воин погиб при исполнении воинского долга в Афганистане. Тем более ставить надгробные плиты с соответствующим указанием. Но кто не помнит своего прошлого, не имеет и будущего. Кто не помнит ошибок прошлого, обречен повторить их заново. А между тем, это была крупная локальная противопартизанская война низкой интенсивности, в ходе которой боевые действия велись на всей территории всей страны без определённой линии фронта, преимущественно вдоль дорог, ущелий, в районах военных и авиационных баз, населённых пунктов, на местности со слаборазвитыми путями сообщения и стационарными средствами связи. Военную службу в Афганистане (в составе 40 Общевойсковой Армии или, как тогда «шифровали» это объединение – ограниченный контингент Советских войск ОКСВ) за 10 лет прошли около 620 тыс. офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат. В том числе: в ОКСВ – 525,2 тыс., от погранвойск и других формирований КГБ СССР – около 90 тыс., от МВД СССР – около 5 тыс. человек. Это – не считая военных советников, специалистов и переводчиков, проходивших службу непосредственно в частях афганской армии. Линейные части 40А были представлены следующими частями (данные на 1985г):103 вдд (Кабул) – центрального подчинения, 108 мсд (Баграм), 5мсд (Герат), 56 одшбр (Гардез), 66 омсбр (Джелалабад) (на базе 186омсп и 48 опдб), 860омсп (Файзабад), 201мсд (Кундуз), 70осмп (Кандагар) – впоследствии 70омсбр, 15 бр СПН (Герат) – центрального подчинения, 22 бр СПН (Джелалабад) – армейского подчинения, 345 опдп (Баграм), 459 отдельная рота СПН (Кабул), а также части штурмовой, бомбардировочной и истребительной авиации. Тыловые и боевого обеспечения части и подразделения: 14 трубопроводная бригада трбр, 45 оинжсапп (Чарикар) оисап, 733 отдельный батальон Охраны, 59 бригада материально-технического обеспечения брмо, автомобильная бригада авбр, 103 отдельный полк связи опс, полк радио и радиотехнической разведки прртр. Кроме того, борьбу с вооруженной оппозицией или мятежниками вели части афганской национальной армии, которые были представлены тогда следующими соединениями и частями:1АК – Кабул: 8пд – Карга,9пд – Асадабад, 11пд – Джелалабад, 2пд – Панджшер; 2АК – Кандагар; 3АК – Гардез: 12пд – Гардез, 25пд – Хост, 7пд – Мукур (?), 17опд – Герат + 4тбр, 18опд – Мазари-Шериф. Плюс к этому, в Афгане были немногочисленные погранвойска, войска ХАД (КГБ) и Царандоя (МВД. Как видно из одного беглого перечисления соединений и частей как советской, так и афганской стороны – в эти боевые действия были втянуты достаточно крупные военные силы для такой маленькой страны, какой является Афганистан. Поэтому представлять афганскую войну как этакую опереточную или бутафорскую войну, - в чём преуспели многие «демократические» журналисты, вовсе не приходится. Достаточно сказать, что группировка советских войск там достигала около 106 тыс. в/сл, а афганских войск - около 450 тыс в/сл к 1987г.

Что же заставляло, в общем-то, молодых советских офицеров писать рапорта и уходить на ту войну? Могли ведь схитрить и …хитрили, но не они. Желание помочь народу Афганистана, выполнить воинский долг перед Родиной, защитить южные границы от посягательств извне – вот то, ради чего они и оказались в спецкомандировках. Приведу маленький пример, касающийся летчиков-вертолётчиков ВВС, хотя такие примеры можно найти во всех родах войск, участвовавших в Афганистане. Война не выбирала, - опытные это летчики или нет. Гибли и командиры полков, и лейтенанты. Они уходили от нас одиночно и экипажами, парами, звеньями и отрядами, а если подводить итог войне – эскадрильями и полками. Только командирами экипажей мы потеряли: выпускников Сызранского ВВАУЛ – 72 человека, Саратовского ВВАУЛ – 27 человек. Десять командиров экипажей были выпускниками других авиационных училищ и учебно-авиационных центров ДОСААФ. Погибло: командиров полков - 2, заместителей командиров полков – 4, командиров авиационных эскадрилий -17, заместителей командиров полков – 4, командиров авиационных эскадрилий – 17, заместителей командиров авиационных эскадрилий по политической части – 7, командиров звеньев – 17, командиров отрядов – 7. В Афганистане мы потеряли 333 вертолета. Страна потеряла интеллектуальное богатство численностью 511 молодых и зрелых мужчин, среди которых были несостоявшиеся мужья, отцы семейств, будущие командиры эскадрилий и полков, руководители военных учреждений… Погибли и умерли от ран и болезней: 56 прапорщиков, 94 лейтенанта, 172 старших лейтенанта, 140 капитанов, 34 майора, 11 подполковников, 2 полковника. Двумя полнокровными выпусками военных авиационных институтов сегодняшних дней шагнули они в бессмертие, выполнив приказ Родины. Вечная им память! (Данные взяты из архива Лобанова Д.Ю., летчика-вертолётчика, участника боевых действий в Афганистане) Афганская война по совокупности израсходованных материальных средств, напряжения сил и количества участвовавших в ней войск, явилась самым большим военным конфликтом после Великой Отечественной войны. Об этой войне, начавшейся, кстати, задолго (примерно с 1973г.) до ввода советских войск (и не по нашей вине), в наши дни написано немало, снято несколько художественных и документальных фильмов, сомнительного, мягко говоря, свойства. Есть военные мемуары непосредственных участников этих событий (от генералов до рядовых солдат), есть серьёзные научные исследования учёных, которые появились уже в период «гласности» и после вывода войск из Афганистана. Например, заслуживает всяческого уважения из-за глубокого осмысления труд генерала армии Гареева Махмуда Ахмедовича (предпоследнего военного советника президента Наджибуллы) «Моя последняя война», посвященный афганской компании (как и все то возможное, что сделал этот генерал на последнем этапе войны, уже без советских войск, в Афганистане), заслуживает уважения из-за разящей честности книга Леонида Владимировича Шебаршина «Рука Москвы». Но вместе с тем следует сказать, что свобода и гласность сыграли с новорожденной российской демократией злую шутку. Получившие свободу и охмелевшие от нее СМИ как по команде (и с молчаливого согласия и одобрения властей) начали выискивать, выпячивать, превозносить и вытаскивать наверх всё самое плохое, низменное, что есть в любой войне, - такого негатива можно найти где угодно и сколько угодно. Общественное сознание было оболгано, извращено и - начался второй этап психологической операции: переоценка ценностей и отмежевание от «неправильного принятого политического решения». Мода на пересмотр истории вообще, и в частности, истории Великой Отечественной Войны, появилась с тех пор, - со времен гласности и перестройки. Мода на привитие нам комплекса вины перед всем миром за международную напряженность, за нескончаемую череду региональных конфликтов, в которых-де один только Советский Союз с его коммунистической системой и был виноват. В таком же «демократическом» ключе была оценена, к сожалению, и афганская война. Поэтому об афганской войне необходимо сегодня рассказать несколько в ином ключе, с высоты прожитого времени.

Официально афганская война была осуждена Верховным Советом СССР 24 декабря 1989г., который в духе «нового мышления» в своем постановлении заявил, что советское «вторжение» в Афганистан заслуживает морального и политического осуждения. Такая оценка перекочевала и в учебники истории, по которым сегодня учатся наши дети. «Крупнейшей военной авантюрой брежневского руководства стала война в Афганистане», - говорится в учебнике истории России А.А. Данилова и Л.Г. Косулиной (Москва, «Просвещение» 1998г.). А «История России» для 10 – 11 классов А.А. Левандовского и Ю.А.Щетинова (Москва, «Просвещение», 2001г.) вообще выдаёт «перл»: «II съезд народных депутатов СССР признал «необъявленную войну» против соседней, прежде дружественной страны грубой политической ошибкой». По этим авторам получается, что не моджахеды и их западные «спонсоры» вели необъявленную войну против Афганистана, а Советский Союз!

Чтож, прошли годы, самообличительный угар спал, пора взглянуть на эти события трезвыми, незамутнёнными глазами. Пора понять, что мы вошли в Афганистан не по своей прихоти, - мол, захотелось нам установить (или защитить) советскую демократию (как действуют сегодня в мире некоторые другие державы). Мы вошли туда с целью оградить своего союзника от внешнего вмешательства, - по просьбе правительства той страны. Законного, незаконного, военного, невоенного, - не имеет значения; факт остаётся фактом, что другого афганского правительства там не было, так же, как и не было его нигде в любой другой части света. Существуют документальные свидетельства того, что это правительство обращалось к нам 14 раз в течение 1979 года с просьбой о вводе войск и наше правительство долго колебалось, - откликнуться или нет на такую просьбу. Причем мы входили туда на твёрдой правовой основе: между нашими странами был заключён в декабре 1978г. договор о взаимопомощи, статья №4 которого позволяла нам оказывать и непосредственную военную помощь этой стране. В сложившихся к концу 1979г.условиях, когда мир был разделён на противостоящие блоки, это было едва ли не единственным правильным решением – ввести войска в Афганистан. Были ли другие альтернативы этому решению? Конечно же, были. Можно было бы более активно и деятельно работать по линии ООН и оградить Афганистан от вмешательства извне. Можно было бы вести более тонкую и кропотливую работу с пришедшей к власти в Афганистане НДПА (Народно-демократической партией Афганистана), - удержать её от слишком ретивых и безрассудных шагов во внутренней политике. Но эти альтернативы, в силу идеологической заскорузлости, не были использованы. Но с вводом войск ситуация – вольно или невольно – изменилась. Первоначальные наметки, - о том, что мы будем сидеть в военных городках, сажать деревья да рассказывать о мирном будущем, - не подтвердились. Против нашей воли войска были втянуты в боевые действия. Получилась совсем другая реальность.

Каждая война – это трагедия. Большая трагедия. Кому, - как не нам, непосредственным участникам, писать об этом? Получать «это» лучше из первых рук…Есть целое поколение, которое связало свою судьбу, свою жизнь с Афганистаном. Есть люди, наши русские люди, которые – не по своей воле – остались там, «за речкой». После Великой Отечественной Войны Верховный Главнокомандующий Красной Армии Генералиссимус Сталин собрал в Кремле весь высший состав нашей армии, поздравил в его лице весь советский народ с победой, подвел итоги войны. Совместная фотография на память об этом событии обошла тогда все ведущие газеты мира. Политически это было логично, по-человечески приятно и понятно. Были сохранены сплоченность нашего народа, единство армии и народа, без чего невозможна была бы Великая Победа… Наша же афганская война получила совсем другую логику. Логику ненужности. Логику ошибочности. Верховный Главнокомандующий Горбачёв на протяжении всего периода своего руководства ни разу(!) не встречался в расширенном составе с командованием 40А, аппаратом ГВС, ни разу не приезжал в Афганистан, ни разу не беседовал с рядовыми бойцами, молодыми офицерами. Дальше Ташкента, где он встречался с Наджибуллой для решения текущих политических проблем «ситуации вокруг» Афганистана, - дело никак не продвинулось. Все усилия Горбачёва свелись к тому, чтобы ускорить вывод войск сначала из Афганистана, потом из Монголии и Восточной Европы, ни капельки не заботясь о том, что общий баланс сил в мире нельзя подменять салонной дипломатией и приобретением личных друзей. Что истинными друзьями России навсегда останутся её армия и флот… И первым пробным камнем в этом политическом отступлении был Афганистан. Конечно же, вывод войск из Афганистана прошёл в общих чертах организовано, в строгом соответствии с достигнутыми в Женеве договорённостями, - всего за 10 месяцев, об этом подробно известно. В политическом же плане – это было скорей всего бегством, отступлением и сдача политических и военных позиций, завоёванных ценой огромных безвозмездных материальных вложений, усилий советских людей, количество которых (военных и гражданских) приближается к миллиону, ценой 15тыс погибших. Уже сам факт вывода оставлял осадок в душе, а как он проходил, - вызвал у нас, непосредственных участников этих событий, глубокое разочарование. Это Фидель с Анголы встречал своих интернационалистов на аэродроме у трапа самолёта и каждого обнимал лично. Президент Афганистана Наджибулла, как радушный хозяин провожал войска, по человечески красиво и приятно. «Ташакор, Ванья! Мо тора харгез фараомуш нахохим кард!» (Спасибо, Ваня! Мы тебя никогда не забудем!»). Наджибулла поступил великодушно. Горбачёв же отвернулся – мол, не я вас туда послал. (Хотя известно, что при вводе войск в Афган на Пленуме ЦК Горбачева в лучших советских традициях проголосовал вместе со всеми «за»). Сигнал был подан! Поэтому потом в военкоматах получившие увечья в Афгане ребята слышали от бездушных чиновников: я вас туда не посылал!

- Меня туда Родина послала!

- Какая теперь такая Родина? Где она?

Компания последующего шельмования и загрызывания армии отсюда, с этих сигналов и началась…

Разброс мнений при оценке любого события, - крупного ли, маленького ли, всегда был, есть и будет. Так получилось в нашем обществе и при оценке афганских событий. Афганская война не стала нашей всенародной войной. Правозащитники и пацифисты во главе с известным крупным советским академиком посчитали нас тогда чуть ли не оккупантами. Некоторые политики посчитали нас невинными жертвами некогда принятого неправильного политического решения. И редко кто спрашивает нас самих, кем же мы сами себя считаем? Мы считали и считаем себя защитниками Отечества. Не героями, а его рядовыми солдатами-труженниками. Судьба распорядилась так, что именно на долю нашего поколения выпало такое испытание. Мы не рассуждали, - выполнять или не выполнять приказ, исполнять или не исполнять свой долг. Мы это делали. Буднично. Прозаично. Тяжело. И в ответ получали весточки от родных нам людей: ты - там, чтобы мы здесь жили спокойно. Долг свой мы исполнили! «Афганцы» свято чтут память Героев Советского Союза старшего сержанта Николя Чепика, рядового Николая Афиногенова, лейтенанта Александра Стовбы и многих, многих других, известных и неизвестных героев. Наверное, лучше всех выразил наши чувства после нашей афганской войны генерал Ким Македонович Цаголов: военные войну не проиграли. Её проиграли политики. И вправду: 40А в Афганистане не потерпела ни одного военного поражения, все сражения были ею выиграны! И наоборот: все международные гарантии невмешательства во внутренние дела Афганистана, прекращения вооруженной борьбы и прочей словесной трескотни, о чем так пеклись архитекторы перестройки и нового международного порядка, - оказались не более чем мыльным пузырём!

Что положительного из нашего пребывания в Афгане? Конечно, оно сопровождалось пропагандистской советской трескотнёй об оказании интернациональной помощи братскому афганскому народу, поддержке апрельской революции и наших классовых союзников. Но все же, если убрать всю эту идеологическую шелуху, то можно выделить существенные моменты, которые вольно или невольно замалчивались, но и сегодня не очернить ничем: оказалось, что мы действительно стояли на защите наших южных рубежей, на защите интересов нашей родины, Советского Союза. Пока наши войска находились там, не было волны террора во всем мире, не было наркоугрозы для нашей страны. Общеизвестно, что лагеря подготовки террористов всех мастей и всех стран после вывода советских войск были переведены с территории Ирана и Пакистана на афганскую территорию. Общеизвестно, что в 2-х наших чеченских войнах мы «встречались» с теми, с кем не так давно приходилось «пересекаться» в Афгане. В недавнем интервью МИД Пакистана Курейши на вопрос "Би-Би-Си", кто виноват в том, что в Пакистане сейчас (после ввода в Афганистан НАТОвских войск) - наивысший процент террористов в мире, ответил примерно так: "Вы. Во время войны с СССР в Афганистане вы собрали в приграничных районах нашей страны моджахедов со всего мира, вооружили и, как идеологическую основу их борьбы с режимом и советскими войсками в Афганистане, определили борьбу за чистый ислам." (Ссылка:http://news.bbc.co.uk/2/hi/programmes/hardtalk/8388270.stm). Комментарии, думаю, тут не нужны…

Мы недовоевали в Афгане. Эта мысль, впервые высказанная в книге Алексея Чикишева «Спецназ в Афганистане», проходит лейтмотивом ощущений многих наших «афганцев»…. Логическим подтверждением этой мысли является присутствие НАТОвских войск на афганской земле.

Кем мы стали после войны? Кто-то продолжил до конца свой военный путь, дослужившись до высоких воинских званий и должностей, кто-то нашёл себе применение на гражданском поприще. Среди «афганцев» были и министры обороны, и начальники ГШ, командующие военные округами. Кто-то стал губернатором, кто – депутатом госдумы, замом министра. Иные стали писателями, известными журналистами. Основная масса – рядовыми тружениками: каменщиками, водителями, врачами. Мы не сломались. Мы выдюжили. Жизнь продолжается. Но долг оставшихся в живых – сохранить и передать память о своих не вернувшихся с той войны товарищей, наших братьев. Сегодня по всей стране действуют организации ветеранов войны в Афганистане. Пусть они берут на себя заботу об увековечении памяти тех, кто не вернулся с той войны, пусть в каждой школе появятся памятные доски с именами героев. На Руси была и будет традиция строить храмы во славу воинов, павших в боях за Отечество. Их имена, а также названия полков высечены в наиболее почитаемых в стране местах, скажем, в Георгиевском зале Московского Кремля. Имена полководцев и воинов, прославивших Россию на поле брани, знал весь народ. Остаётся только надеяться, что имена героев афганской войны займут достойное им место на Алтаре Отечества.

«Прошла война, прошла страда,
Но боль взывает к людям:
Давайте, люди, никогда
Об этом не забудем!»

(А. Твардовский)