БЕСПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ШАНСЫ И ВЫЗОВЫ ШОС

Оценка визита Председателя КНР в страны Средней Азии

Накануне заседания Совета глав государств-членов ШОС в Киргизии 13.09 Председатель КНР Си Цзиньпин посетил ключевые страны Средней Азии Туркменистан, Казахстан и Узбекистан, где сделал ряд важных заявлений. Например, в Казахстане он сказал: «Мы с вами стоим перед лицом беспрецедентных шансов и вызовов». И предложил, опираясь на исторический опыт, развивать «экономическую полосу шёлкового пути». Для этого, по его мнению, необходимо «укрепление сотрудничества ШОС и ЕврАзЭС» по пяти направлениям:

1) усиление политического согласования;

2) развитие дорожной сети от Тихого океана до Балтики;

3) усиление экономических связей, ликвидация торговых барьеров;

4) усиление валютных потоков;

5) усиление народных связей.

Внешнеполитическая активность Си Цзиньпина проходит на фоне обострения ситуации вокруг Сирии в проявленной части и обострения финансово-экономической войны в скрытой части, в СМИ она прикрывается именем «вторая волна экономического кризиса». То есть главным текущим вопросом для стран ШОС является опасность переноса военных действий в Среднюю Азию, стратегически важного региона добычи и путей доставки сырья и топлива. А главным среднесрочным вопросом – переустройство мировой финансовой системы под предлогом форс-мажора Большой войны.

Поэтому предложение об «экономической полосе шёлкового пути» это, по сути, попытка Китая развить и защитить резервный сухопутный маршрут поставок нефти и газа из Прикаспия при угрозе блокады основных морских путей поставки сырья из Персидского залива и Африки, неминуемой в случае Большой войны.

То есть китайский лидер в соответствии со стратегией китайских облавных шашек (известных в России под японским названием го) пока мировое внимание сконцентрировано на Сирии пытается поставить камни на ключевые пункты в Средней Азии. По восточной церемонии он сопровождает это притчей-метафорой. Выступая в Астане, Си Цзиньпин рассказал одну историю о китайском юноше, разлучённом в детстве со своей казахской матерью. Через много лет он её нашёл, проявил уважение, заботу и свозил её в Китай. Метафора о воссоединении тюрков с цивилизационно-кровными (не западными) китайскими родственниками, их уважительной опеке понятна.

Второй рассказ был о казахском студенте, обучающимся в Китае, с редкой группой крови, который стал донором. И его кровь помогла спасти жизнь многим китайцам. Метафора тоже понятна – нынешняя кровь промышленности это нефть и газ. Именно они редкость в Китае, но есть в Средней Азии.

Бесперебойное обеспечение энергоресурсами китайской экономики является непременным условием её устойчивости в финансово-экономической войне за переформатирование мировой финансовой системы. О необходимости «нового Бреттон-Вудса» 05.08 открыто заявил Народный банк Китая. То есть речь идёт о стремлении увеличить долю влияния Китая в глобальном управлении. Однако решения МВФ (важнейшего мирового финансового института – детища «старого Бреттон-Вудса») об увеличении голосов КНР с 3% до 6% в соответствии с расчётом вклада в мировую экономику принятые аж в 2010 году до сих пор не ратифицированы.

Не имея достаточного влияния в старых институтах (например, доля голосов США в МВФ 16%) Китай пытается использовать новые международные организации, главным образом ШОС и БРИКС, для возвращения статуса «мировой державы первого порядка» соответствующего Срединной империи. Россия также как и Китай заинтересована в возвращении ей справедливого места в мировом управлении.

Средняя Азия исторически зона влияния России. Сегодня там пересекаются стратегические интересы и России, и Китая. Это и послужило основой ШОС. И главная текущая задача ШОС (о чём вслух не сказал Си Цзиньпин) – предотвращение превращения Средней Азии в театр военных действий. Сделать это можно выработкой новых механизмов военно-политического взаимодействия. Главная среднесрочная задача ШОС – силовое прикрытие двух валютных зон: зоны юаня (Китай+АСЕАН) и зоны будущего Евразийского союза.

В экономической сфере ШОС могла бы стать административной площадкой для переговоров о взаимодействии Евразийского экономического союза с КНР (возможно вместе с АСЕАН), например, в форме договора о зоне свободной торговли. Прикладным финансовым инструментом, по аналогии с Банком развития БРИКС, мог бы стать Банк ШОС.

Концептуально-стратегическим органом согласования взаимных интересов мог бы стать постоянно действующий Трехсторонний совет (Россия, Китай, Казахстан с постепенным подключением к нему новых участников) – Восточный ответ Бильдербергскому клубу.

Методологически действительно вызовы связаны не только с угрозами, но и с шансами их преодоления. Такие шансы у ШОС есть.

Муниров В.Ф. №36 от 10.09.13