Пентагон и нейротехнологии

Военная машина Пентагона развивается и совершенствуется постоянно, освоив бюджет, покоряет новые научные высоты. К кибервойскам присоединилась нейроармия, занятая постижением связей структур мозга с поведением человека, попыткой управлять им. Отрабатываются далеко не только оборонительные возможности новейших технологий. Вместе с созданием и запуском куда надо вирусов, — не исключено, что и «по поручению» русских хакеров, — приходит осознание, что не виртуальные удары по сетям и командным пунктам коммуникаций, а атаки на мозг противника — главная цель инновационных американских боеформирований.

Пожалуй, единственной в истории доказанной адресной кибератакой был созданный в 1979-м американскими и израильскими ИТ-спецслужбами вирус «Стакснет». Опаснейшая, вредоносная и не слишком толерантная программная разработка проникла в иранскую ядерную сеть, чтобы не только перехватить нужные создателям данные, но и модифицировать их, попутно разрушив всю инфраструктуру, неприемлемую для цивилизованного мира. На том червь не остановился, его виртуальный след всплыл через 20 лет и был нейтрализован белорусами из «ВирусБлокАда».

Работа продолжается. Инновационные, более изощрённые виртуальные инфекционные агенты выращиваются в лабораториях особого назначения американского Агентства национальной безопасности, ставшего базой для действий всего командования виртуальностью США. Деятельность киберотдела АНБ настолько интенсивна, что не раз о ней становилось известно профильным специалистам, которым удавалось идентифицировать источник, и журналистам. В виртуальное управление Агентства ведут следы последних их проколов: вирус «Петя», а также использование запрещённой судом программы слежки, с помощью которой помогали турецким коллегам.

Виртуальные удары не оспаривает уже почти никто, даже из числа адептов неолиберализма. Но при чём тут проникновение спецслужб США в мозг человека? И, вообще, существует ли это явление, как может быть оно связано с компьютерщиками? Наверное, каждый слышал о чипах, сенсорах, имплантантах. В «Эппл» давно никто не скрывает работы над «человеко-машинными» интерфейсами, уже давно вышли книги на эту тему. То есть, генетические изменения, позволяющие подключить человека к Интернету, манипуляция его мыслями и действиями — не придумки конспирологов. Ведь даже в «отсталой России» 4 года назад была защищена диссертация по моделированию и анализу взаимодействий «человек/компьютер».

★☆ Из электронного архива ОВИОНТ ИНФОРМ: Попытки воздействия на мозг были испокон веков, сказки о разных там «эликсирах храбрости» не давала учёным покоя. Попались на психиатрических экспериментах проигравшие, нацисты. Многие «учёные» после поражения гитлеризма оказались в свободном мире. Даже главный психиатр Рейха, истязатель узников Освенцима Менгеле работал до 1979-го. При этом проводили жестокие эксперименты на «людской массе», её мозге и в цивилизованных странах. ☆★ Вот только компьютер в эту цепь исследователи подключили не так давно.

Попытки переделки в нужном ключе человеческого разума — давно реальность. Исследования по всевозможным аспектам деятельности мозга проходят много лет, в них заинтересован военно-промышленный комплекс США, подключивший к этим военно-медицинским изысканиям технологии «Больших данных». При этом изучение военными неврологии стоит американскому налогоплательщику дороже, чем весь ВПК. Хотя многие программы финансируются совместно. Кроме этой науки постигается нейробиология и ряд смежных наук с приставкой «нейро», комплексно изучающих функционирование нервной системы — фармакология, медицина, токсикология, микробиология, смежные дисциплины.

Вряд ли кто-то в генштабах откроет карты, насколько разум и человек в целом подвластен нейротехнологиям. Можно отмахиваться от работ Пентагона над киберпсихическим зомбированием противников. Но далеко не всё, о чём не пишут, — или не акцентируют внимание, — глобальные СМИ, не существует.

★☆ Из электронного архива ОВИОНТ ИНФОРМ: Пентагоном в 2010-м году запущен проект психологических операций PSYOP. Эти «ПсиОпы» используются в войнах более ста лет. Одна из целей — отключение некоторых центров сознания, эффект «множителя силы» достигался на пресловутом Майдане медикаментозными наркотиками. ☆★ Однако, вряд ли «заряженным» чайком можно объяснить сдвиг в сознании всего народа.

Если уж говорить об Украине, то были и другие самостийные аномалии. Неоднократно подмечалось, что украинский рабочий, находясь на родине, превращается в свидомого националиста, приехав вновь на заработки в Россию, зачастую даже не помнит свои недавние отклонения. Не зря же украинскую армию готовят, в том числе, и психологи из США, и эти отчёты попадают в СМИ. Видимо, параллельно на «небратьях» шлифуются и нейробиологические наработки. Может быть, об этом напишут лет через несколько.

На нейрополе работают не только армейские корпорации и исследовательские лаборатории. Собирают, систематизируют данные о мозговых волнах, производят микрочипы для глубокого обучения искусственного (пока) интеллекта в нейронных сетей, работающих с голосовыми командами и коллеги в штатском из «Гугл». Военные учат ИИ распознавать человека, принявшего решение об атаке, идентифицировать сигналы мозга в ответ на серьёзные раздражители, его реакции на задачи, требующие быстрых решений. Цель — нейронная сеть, анализирующая волны мозга, движения глаз, мгновенно реагирующая на угрозы.

Осознавая, что уступает вооружённым силам РФ по качеству солдата, Пентагон поставил цель — бросить в бой робота, наученного опытом людей и благодаря многоуровневым нейронным сетям способного действовать заметно быстрее человека. Над решением этой задачи специалисты работают уже не первый год. Это — не единственная область применения нейротехнологий, искусственный интеллект от «Гугл» уже на равных играет в го с лучшим игроком мира. А это — путь к принятию стремительных и оптимальных решений по поражению цели, разработке многообразных оперативных комбинаций, поиску уязвимостей подобных систем противника.

Уже семь лет работает многопрофильная пентагоновская программа по отшлифовке ИИ: «Совместный технологический, познавательный, нейроэргономический альянс» (CaN CTA), куда входят профильные лаборатории ведущих университетов США. Под эгидой ВПК собраны исследователи мирового класса, военные учёные-нейробиологи, штудирующие интерактивные области своей науки, важные в сфере безопасности. Поможет ли «партнёрам» решение задач по замене своих солдат роботами или перекодированию сознания врага, превратив людей, благодаря спецпрограммам и нейрооружию в управляемых зомби?

Конечно, можно отмахнуться от всех этих нейро… мол, переформатировать себя не позволим, а чуду-юду мы и так победим. Конечно, русского солдата искусственным интеллектом не заменить. Но задача — поставить робота не на его место, а рядом в строю. Да и правильно ли это: отказываться от всех инноваций. Только вот знать бы заранее, какая из них действительно перспективна. В начале ХХ века мудрые правители Империи не поверили в то, что автоматическоё ружьё Фёдорова, — да-да, не тяжеленный станковый «Максим», а ручное оружие, прообраз автомата — может изменить лицо войны, а ведь многое могло бы пойти не так…

И, в заключение, пара рекомендаций из воинского киберустава: гранаты следует опасаться, несмотря на то, что она — ручная. И не стоит выходить безоружным на интеллектуальную дуэль, даже если интеллект противника искусственный.