ОГЛАВЛЕНИЕ

Книга 1

КОРНИ

От автора . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5

Глава 1. Тифлис. 1893 год . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12

Глава 2. Провинциальные артисты . . . . . . . . . . . . . . . . 89

Глава 3. Кружок Петрашевского . . . . . . . . . . . . . . . . . …171

Глава 4. Варшавская компания . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. 238

Глава 5. Превратности судьбы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .263

Глава 6. Д. М. Леонова – ученица М. И. Глинки . . . . ….335

Глава 7. Гражданский муж . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . …393

Глава 8. М. П. Мусоргский и Д. М. Леонова . . . . . . . …..435

Глава 9. Братья Пальм, Михаил Лентовский и русская оперетта . . 469

Глава 10. Кумиры сцены и судьба русской оперетты . . . . . . . . . . . . 551

Глава 11. Тхоржевские . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 613

Глава 12. Скитальческие пути артиста . . . . . . . . . . . . 667

Глава 13. Накануне великих потрясений . . . . . . . . . . 734

Приложения:

1. Генеалогическая таблица. Пальм . . . . . . . . . . . . . . . . . . ………770

2. Генеалогическая схема № 1. Тхоржевские . . . . . . . . . . ……….773

3. Генеалогическая схема № 2. Пальм – Биязи . . . . . . . . . ………774

Библиография . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ……….775

В книге представлена на широком историческом фоне биография генерал-лейтенанта Биязи Николая Николаевича (1893–1973) и его предков. Эта итальянская по происхождению фамилия для многих выпускников Военного института иностранных языков (ВИИЯ) ассоциируется уже с далекой историей их alma-mater, когда они были молоды в начале своего жизненного пути.

Произошла смена поколений. Книга возвращает из забвения для современного читателя имя первого организатора и руководителя ВИИЯ, этого полузакрытого военно-учебного заведения в трудные предвоенные, военные и послевоенные годы. В ней содержится достаточно много фотоматериалов и архивных сведений, которые послужат дополнением к страницам истории Института, а также значительное место отведено истории развития спорта и театра в России. Деятельное участие в развитии спорта принимал сам Биязи, а история театральной жизни 2-й половины XIX – начала XX века нашла свое отражение в его судьбе и судьбах его ближайших родственников.

В ходе работы над книгой были использованы документы из личного дела генерала, хранящегося в ЦАМО РФ, а также в фондах РГВА и РГВИ. В книге использованы воспоминания самого генерала и фотографии из его семейного архива, а также воспоминания его современников. На страницах книги представлены биографические справки, факты из жизни известных и не очень известных исторических личностей, широкий спектр различных взглядов и суждений, которые позволят читателю погрузиться в мир российской истории XIX–XX веков.

Книга «Личное дело генерала Биязи», состоящая из трех частей, написана в жанре историко-документальной прозы и адресована для тех, кто интересуется театром, спортом, военной историей и историей России.

© Я. В. Свирида, 2022

© Союз ветеранов ВИИЯ, 2022

Свирида Я. В. Личное дело генерала Биязи. В 3 частях. Ч. 1. Корни. / Яков Васильевич Свирида. – М.: Буки Веди, 2022, – 784 с., илл.

ISBN 978-5-4465-3499-9

Первая часть «Корни» книги «Личное дело генерала Биязи» посвящена родословной генерала из трех составляющих её ветвей – немецкой (Пальм), итальянской (Биязи) и польской (Тхоржевский). Тринадцать глав охватывают исторический период русской истории с русско-турецких войн XVIII века до начала XX столетия. В них отражена театральная и писательская среда, в кругу которых находились предки генерала. Три главы отведены двоюродной бабушке Н. Биязи, известной оперной певице Д. М. Леоновой, связанной по роду деятельности с М. И. Глинкой и М. П. Мусоргским. Две главы посвящены писателю-петрашевцу А. И. Пальму, деду генерала по материнской линии. Поскольку родители и ближайшие родственники Н. Н. Биязи были известными театральными деятелями, в последних главах отведено место театральной жизни второй половины XIX века. Исторические справки и краткие биографические сведения лиц в ссылках под текстом дополнительно вводят читателя в эпоху с указанием архивных материалов и библиографии.

26.07.2019 16:50, Александр Селицкий пишет:

Здравствуйте, Алексей!
Может быть, Вы сможете мне помочь.
Я - Селицкий Александр Яковлевич, доктор искусствоведения, профессор Ростовской консерватории. Занимаюсь сейчас историей русского провинциального театра второй половины XIX века. Встретил в интернете отрывок книги, но ни начала, ни автора и названия найти не смог. На одном из ресурсов была ссылка на Ваш сайт (на скане в прикрепленном файле). Возможно ли узнать, что это за книга?
Спасибо.
С уважением, Александр Селицкий <aria11@yandex.ru>
> +79282137014

Книга "Личное дело генерала Биязи" 6 июня 2022

Александр Селицкий aria11@yandex.ru

Уважаемый Яков Васильевич!

Только что принес из почтового отделения Вашу книгу! Грандиозно - во всех отношениях. И издано хорошо, даже отлично!

Я занимаюсь личностью и деятельностью антрепренера Григория Вальяно, в связи с чем и набрел в свое время на вашу публикацию о провинциальных артистах. (В своей статье я, разумеется, на нее сослался.) Как неожиданно оказались переплетены судьбы военных и артистов!

Кстати, Вальяно, по некоторым данным, внушающим доверие, около 15 лет жизни отдал службе в кавалерии. Мне стоило немалых трудов, чтобы проникнуть в РГВИА, но каково же было мое разочарование, когда там не обнаружилось ни одного документа, связанного с Вальяно! НИ ОДНОГО! Как будто вообще не было такого офицера!

Но это так - к слову!

Поздравляю Вас с выходом в свет первого тома Вашего труда и желаю успешного осуществления задуманного в полном объеме!

С уважением,
Александр Селицкий

+79282137014

О Т А В Т О РА

История как наука делает человека гражданином, а саму историю испокон веков творит народ, состоящий из личностей, хотя историки, следует заметить, до сих пор не пришли к единому мнению – кто же творит историю: отдельные личности или народ? Некоторые периоды нашей истории, особенно советской эпохи, подверглись за последнее время значительному пересмотру.

И чем дальше уходит в глубь веков наше историческое прошлое, тем труднее восстанавливать биографические данные отдельных людей. Особенно если речь идет о человеке, чей жизненный путь берет начало во второй половине XIX века, который иногда историки называют «золотым веком» истории России. В этом

плане мы часто обращаемся к мемуарам, оставленным нам в наследство от прошлых веков. Историки склонны считать, что XIX век в России можно смело назвать также веком мемуаров. Страсть к написанию воспоминаний скорее всего связана с появлением в русском национальном сознании небывалой прежде формы уважения к своему прошлому. Знание прошлого помогает лучше понять процессы, протекающие в современной действительности. Неразрывная связь времен – это мост в наше будущее.

У каждой эпохи свои кумиры. Как правило, главными действующими лицами выступают «великие личности» (цари, короли, полководцы, признанные герои исторических событий, выдающиеся писатели, поэты, художники, ученые и т.д.).

Английский историк Томас Карлейль (1795–1881) говорил, что история есть не что иное, как биография великих людей 1. Массы, по его мнению, всего лишь орудие в руках «великой личности».

Ну а если это, скажем, не героическая личность, а обыкновенный человек, затерявшийся как песчинка в многомиллионной массе, образующей всеобщее понятие – народ? Ведь вклад каждого ординарного человека, будь то хороший врач

_____________________________

1 Карлейль Т. Теперь и прежде. – М.: Республика, 1994, с. 16.

или столяр, сам по себе буднично незаметен. Вместе с тем этот гражданин, не умаляя его достоинств, исполняет по отдельности роль «винтика» в общественном механизме, а в совокупности составляет по нынешнему определению «электорат», который создает материальные блага и который всегда будет востребован в политической игре. Как-то Анатоль Франс «По поводу дневника Гонкуров» подметил: «Я не думаю, что только люди исключительные имеют право рассказывать о себе. Напротив, я полагаю, что очень интересно, когда это делают простые смертные» 2.

К чему сводятся эти предварительные рассуждения о личности? Прежде всего, я хочу приблизить читателя к пониманию проблемы выбора героя для данного повествования: почему объектом моего исследования послужила именно эта личность, а не другая? Стоит ли её извлекать из архивных пыльных полок, когда, может быть, есть более достойные имена для «возвращения» из небытия? Будет ли интересен данный герой для массового читателя? Такие сомнения возникали не раз у меня во время работы над книгой.

Мой выбор, как ни странно, случаен и всему причиной некоторые обстоятельства, предшествовавшие данному выбору. Дело в том, что в один из осенних дней 1967 года я оказался у книжных полок библиотечного фонда Военного института иностранных языков с доверительного разрешения заведующей библиотеки Светланы Петровны М-вой. В то время я был слушателем первого курса спецфакультета в звании младшего лейтенанта и активно включился в освоение французского языка с нуля. В поисках нужной мне книги мимоходом я пытался сориентироваться в тематическом расположении учебной литературы. Мое внимание привлекло необычное название посеревшей от времени, невзрачной по оформлению и небольшой по формату, в мягкой обложке книги «Биязи Н. Н. Словарь французского военного жаргона» 3. Я подумал, что пока мне рановато браться за изучение жаргона, а вот не русская звучная фамилия Биязи мне запомнилась хорошо. Были моменты, когда я пытался навести справки об авторе словаря у преподавателей, но, к сожалению, в ответ некоторые пожимали плечами и на этом мое любопытство заканчивалось.

Институт был полузакрытым учебным заведением, музея института не было. И хотя краткий исторический очерк ВИИЯ 4 уже был напечатан в ограниченном количестве к 25-летнему его юбилею, ко мне в руки он попал значительно позже.

Прошло 30 лет. В 1997 году мне дали путевку в военный санаторий г. Ессентуки. Там однажды, сидя на скамейке у фонтана, познакомился с двумя отдыхающими ветеранами-пенсионерами. Слово за слово, моими собеседниками

____________________________________________________

1 Свирида Я. В. Личное дело генерала Биязи От автора

2 Франс А. Собр. соч.: В 8 т. М.: Худож. лит., 1960. Т. 8, с. 25–26.

3 Биязи Н. Н. Словарь французского военного жаргона. Под ред. В.А. Красильниковой. Лесное // Воен. ин-т иностр. яз. Кр. Армии, 1942, с. 138.

4 ВИИЯ – Военный институт иностранных языков. Первоначально была аббревиатура ВИИЯ КА – Военный институт иностранных языков Красной Армии.

оказались выпускники ВИИЯ первых послевоенных выпусков. Когда речь зашла о генерале Биязи, они-то мне как раз подробно и рассказали о нем. Более того, один из них Шагаль Владимир Эдуардович (1925–2016), будучи лично знаком с давних пор со здравствующей к тому времени второй женой генерала Биязи, любезно согласился познакомить меня с ней.

Она проживала недалеко от санатория, возле железнодорожного вокзала. Знакомство с Евгенией Сергеевной Биязи (урожд. Харитонова, 1926–2002) состоялось у нее дома. Беседа о генерале сопровождалась показом семейных альбомов. Несколько альбомов генерал передал еще при жизни в краеведческий музей г. Ессентуки, где ему был посвящен отдельный стенд. После того как я внимательно ознакомился с этими альбомами, я пришел к окончательному решению – начать подготовительную работу для написания биографии генерала. По моим сведениям ею пока всерьез никто не занимался. В тот момент я подумал: если я этого не сделаю, никто не станет тратить усилия и время на восстановление полузабытого уже имени советского генерала. В беседе со мной Евгения Сергеевна мне призналась, что после её смерти все эти альбомы со временем могут быть утеряны как ненужный хлам. Поэтому пока еще она была жива, мне необходимо было поспешить с отбором тех разнообразных материалов, содержащихся в альбомах, не утерянных для нашей истории, в которых отразилась в одном лице целая эпоха. Тем более что сама Евгения Сергеевна была заинтересована в сохранении памяти о муже и о нем она вспоминала с любовью и уважением.

Моя деятельность по сбору необходимых материалов для составления биографии была продолжена при активном содействии в этом деле внучки генерала, Нонны Николаевны Раковой (урожд. Титова), после неожиданно последовавшей смерти Евгении Сергеевны в декабре 2002 года 5. В этой увлекательной и трудоемкой подготовительной работе мне начал оказывать посильную помощь президент Клуба выпускников ВИИЯ Алексей Николаевич Назаревский, за что я ему весьма признателен. Вот так на добровольном энтузиазме мне пришлось по крупицам воссоздавать биографию в свободное от основной работы время.

Как говорится, быстро сказка сказывается, да не быстро дело делается. Много часов я провел в читальных залах московских библиотек: бывшей «Ленинки» и её филиале в Химках, в Российской исторической библиотеке, в Центральном военном архиве Министерства Обороны г. Подольска, в библиотеке Государственного центрального театрального музея им. А. А. Бахрушина и её рукописном отделе, в библиотеке Союза театральных деятелей, в московской Библиотеке по искусству, расположенной напротив Дома педагогической книги. Работая там и

__________________________________

5 Я получил сообщение по электронной почте из Ессентуков от дочери Нонны Николаевны, Светланы Шумиловой, в котором она сообщила, что ее мама умерла 22 июня 2012 года в возрасте 66 лет. Светлая память о ней сохранится в моем сердце.

исследуя различные источники в рамках исторического периода, я постоянно ощущал радость познания и интеллектуального обогащения, каждый раз открывая для себя лично что-то новое и любопытное. Я не специалист по театрально-музыкальной тематике и спорту и вместе с тем мне пришлось окунуться, как говорится, с головой в эти обширнейшие области познания, отбирая для книги по крупицам нужный материал из различных источников.

Одновременно пришлось поторопиться, чтобы застать в живых людей, лично знавших генерала, и попросить их поделиться своими воспоминаниями. К тому же генерал Биязи оставил короткие воспоминания о себе и о своем времени, опубликованные в различных изданиях, которые тоже помогли мне в написании данной книги. Они, как правило, явно приглаженные, тщательно отредактированные с идеалогизированным оттенком на момент их написания.

Следует заметить, что к любым воспоминаниям, независимо от того, кто является их автор, у исследователей и историков настороженное отношение. Слишком очевидны и несовершенство человеческой памяти, и неизбежный субъективизм в восприятии событий и их оценке. Однако это не основание для их игнорирования и за неимением других источников информации приходиться их тщательно анализировать с учетом разных точек зрения на ту или иную личность.

Перед вами жизнь человека продолжительностью в 80 лет, побывавшего в огне трех войн XX века (в Гражданской войне, в Первой и Второй мировых войнах) и уцелевшего в годы сталинских репрессий. Его биография тесно переплелась с судьбами многих людей. При написании книги я руководствовался намерением не идеализировать своего героя, старался не представлять его в розовых красках, избегать какой бы то ни было патетики или комплиментарности в его адрес с учетом того, что у него, я думаю, были наряду с достоинствами, как у любого из нас, и свои недостатки. Здесь предпринята попытка дать непредвзятую оценку подчас сложных моментов в жизни генерала, осмыслить биографические и бытовые факты его жизни в реальном контексте времени.

Главный герой книги – не основной персонаж моего исследования. Это биография человека, отраженная в биографиях его предков и современников. Обрусевшие предки его, выходцы из трех стран – Италии, Германии и Польши – соединившись, положили начало трем родственным ветвям генеалогического древа: Биязи, Пальм и Тхоржевские. Как сказал писатель Иван Бунин, «…рождение никак не есть мое начало. Мое начало для меня в моем отце, в матери, в дедах, прадедах, пращурах, ибо ведь они тоже я» 6. По Бунину рассказа заслуживает «каждый из живших на земле», вот только обо всех не расскажешь, не позволит глубина времени.

Эта книга – дань уважения человеку, сыгравшему важную роль в создании первого в нашей стране и в мире специализированного военно-лингвистического

_________________________

6 Литературное наследство. М.: «Наука», Т. 84, кн. 1, с. 382.

учебного заведения по подготовке военных переводчиков – Военного института иностранных языков. Приходится сожалеть о том, что мне не довелось знать его лично, хотя я считаю себя его современником 7. Это намного облегчило бы мою задачу. Работая над биографией человека, чье имя знакомо сейчас лишь узкому кругу лиц, я невольно страница за страницей вживался в его жизнь, в его время.

Его внутренний мир все-таки остался для меня закрытым. Отдельные периоды жизни генерала мне так и не удалось в полной мере осветить, так как многие архивные материалы, касающиеся его деятельности, особенно в системе советской разведки, по понятным причинам остались недоступными.

Сканированные мной оригиналы фотографий из фотоальбомов, помеченные «Из семейного архива Н. Н. Биязи» с разрешения жены генерала Евгении Сергеевны и внучки Нонны, представлены в книге впервые. Фотографии (некоторые неудачно скопированные из семейных альбомов и помещенные в данной книге), явно страдают техническим несовершенством. Главное, что они не утеряны и дошли до нас хотя бы в таком виде. С их помощью, я думаю, удастся что-то добавить к конкретным представлениям читателей о людях и событиях нашего прошлого. Во время работы над книгой мной владело желание вернуть из небытия имена людей «второго ряда», которые входили в круг друзей или родственных отношений известных деятелей «первого ряда», таких как Ф. М. Достоевский, М. И. Глинка, М. П. Мусоргский. Такое разграничение, конечно, условное. Данная книга написана в жанре историко-документальной прозы – о людях, чьи судьбы оказались неразрывно связанными с судьбой нашего Отечества.

Строгая документальность сообщаемых сведений выработала во мне особое чувство ответственности перед потомками упоминаемых здесь имен за объективный подход в изложении событий прошлого. Вот почему работа над данной книгой растянулась на долгие годы. Но помимо моей воли, как бы я ни старался, всегда будет присутствовать на страницах книги мое личное восприятие описываемых событий, исходя из накопленных знаний и противоречивых оценок и мнений в современной трактовке. Хочется надеяться, что читатели и военные историки благосклонно отнесутся к данной публикации и, возможно, укажут на замеченные недостатки или неточности в изложении исторических фактов. Особенно ценными для меня будут замечания и дополнения со стороны тех, кто лично был знаком или знал генерала Биязи.

Здесь мне хочется обратить внимание читателей на некоторые особенности работы над данной книгой. Цель её – на основании накопленных письменных и устных источников, воспоминаний современников, материалов семейного архива Н. Н. Биязи, дать верное представление о личности и деятельности генерала, вернуть из небытия его многочисленных родственников. Логичной представилась

_________________________

7 Когда я родился в 1943 году, генералу Н. Н. Биязи исполнилось 50 лет.

такая структура книги, в которой читатель смог бы познакомиться с подлинными документами и воспоминаниями сам, а не в моем пересказе. Подлинный язык цитаты или документа говорит порой больше, чем самый пространный комментарий исследователя.

Этим объясняется наличие в книге цитат, приведенных как «материалы к биографии», так как именно эти материалы и представляют познавательную ценность. Ссылки на источники цитируемых авторов, примечания, исторические и биографические справки преследуют цель помочь неподготовленному читателю с опорой на них правильно сориентироваться в обилии фактов и имен нашего богатого исторического прошлого.

* * *

Были и есть на нашей памяти разные генералы. И отношение к ним складывалось по-разному. Это воинское звание появилось в России в 1657 году, а Петр I ввел его в 1711 г. в «Табель о рангах». После революции 1917 г. советская власть декретом СНК от 16(29) декабря отменила старые звания, чины и титулы. Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 7 мая 1940 года для высшего комсостава генеральские звания были снова введены. Постановлением Совета Народных Комиссаров (СНК) Союза ССР от 4 июня 1940 г. № 945 за подписью В. Молотова звание «генерал-майор» было присвоено 479 лицам высшего начальствующего состава Красной Армии, не считая лиц по родам войск. Среди них (по нумерации 48-м пунктом) значится Н. Н. Биязи. Следующее звание «генерал-лейтенант» ему было присвоено 2 ноября 1944 г. К этому времени он уже 7 месяцев исполнял обязанности начальника Военного института иностранных языков, находясь на этой должности второй раз (с 4 апреля 1944 по 22 марта 1947 г.).

Судьбе было угодно, чтобы Н. Н. Биязи оказался первым у истоков зарождения нового учебного заведения, которое стало готовить для нашей армии языковых специалистов. Начало летописи Института неразрывно связано с его именем. Он был одним из тех генералов, кто внес значительный вклад в приближение победы нашего народа в Великой Отечественной войне. Его жизнь может служить образцом гармоничного сочетания высоких духовных, физических и человеческих качеств. Те, кто его знали, общались с ним или учились под его началом, сохранили и продолжают хранить добрую память об этом неординарном человеке.

Москва, 1997–2017 гг.

Во второй части «Испытание на прочность» книги «Личное дело генерала Биязи» речь идет о детстве и учебе в Одесской гимназии Николая Биязи, о его занятиях спортом, переезде семьи в Петербург, о его участии в Первой мировой войне, учебе и службе в Павловском военном училище. В отдельных главах нашли отражение революционные события 1917 года и последовавшей Гражданской войны, повлиявших на его дальнейшую судьбу. Удачно выдвинувшись при советской власти на командные посты, Н. Биязи проявляет высокие организаторские и командирские качества на Западном, Юго-Восточном и Кавказском фронтах, возглавляет после войны курсы и школы по подготовке комсостава для Красной армии в Тифлисе и Ташкенте, Томске и Ростове-на-Дону. Диплом и адъюнктура спецфакультета Военной академии имени М. В. Фрунзе открывает ему служебную дорогу во внешнюю разведку в качестве военного атташе СССР в Италии при Муссолини. Уцелев во время сталинских репрессий 1937 года, он возглавил военный факультет в 1940 году при 2-м Московском гос. пединституте иностранных языков по подготовке военных переводчиков для военного ведомства накануне Великой Отечественной войны.

Третья часть «Военный институт иностранных языков» книги «Личное дело генерала Биязи» охватывает период нашей истории с 1941 по 1973 год – год смерти генерала в отставке. В биографии Н. Биязи отражены его деятельность по организации краткосрочных курсов военных переводчиков и учебного процесса на военном факультете, эвакуированного в Ставрополь-на-Волге во время войны, а затем его участие в обороне Кавказа и подготовке альпинистов для задержания наступающей немецкой дивизии «Эдельвейс». Закончив войну на 3-м Прибалтийском фронте в 1944 году, Биязи снова возглавил Военный институт иностранных языков, умело подобрав командный и профессорско-преподавательский состав, который прославил его подготовкой высококлассных специалистов, заявивших о себе на Нюрнбергском процессе. Значительное место в книге отведено выпускникам и преподавателям Института, их воспоминаниям о ВИИЯ.